Разумный консерватизм, помноженный на современные знания

Разумный консерватизм, помноженный на современные знания

Президент Союза
проектировщиков России
Виктор НОВОСЕЛОВ


справка
Новосёлов Виктор Анатольевич – президент Союза проектировщиков России, советник Российской академии архитектуры и строительства, действительный член Российского общества инженеров строительства, Почетный строитель Российской Федерации и города Москвы. Возглавляет ОАО «Проектный институт №2», который в течение многих лет определяет главную магистраль проектирования объектов строительной индустрии страны.

– В строительстве всему голова – проект. Для этой сферы деятельности должны быть характерны как классические, проверенные временем решения, так и новые подходы к поставленным задачам. Как говорится, что нам стоит дом построить? Но дом сегодня должен быть современным, комфортным, доступным по цене. Бытует мнение, что проектировщики – люди весьма консервативные. Не попробовать ли нам опровергнуть такое суждение?

– В какой-то степени проектировщики, да, должны быть консервативными, но – исходя из ситуации, связанной с нормированием, – и только! Если речь идет о применении каких-то новых конструкций, материалов, оборудования, технологий, то в случае, когда они, что называется, вписываются в существующие сегодня нормы, проектировщик обязан их применять, и он делает это на практике. Поэтому я бы не согласился с таким мнением, что в нашей среде есть злостные ретрограды. Существует разумный консерватизм, основанный на определенных требованиях.

– Что сейчас происходит с ГОСТами, СНИПами, регламентами? И как руководствуются ими проектировщики в своей работе и в работе с застройщиками?

– Проектировщики в полном объеме руководствуются теми СНИПами, которые действуют в настоящее время. Сейчас идет работа на государственном уровне через Министерство регионального развития Российской Федерации по актуализации тех существующих строительных норм и правил, которые должны быть приведены в соответствие с требованиями дня. Поэтому новые СНИПы разрабатывать, к сожалению, нельзя, а выпускаются «своды правил» и национальные стандарты.

– В этой связи еще один момент – он связан с международными стандартами в строительстве. Испытывают ли отечественные проектные организации их влияние и в какой мере?

– Практически пока мы никакого влияния не испытываем, кроме того, что идет та актуализация СНИПов, о которой я уже сказал, и те «своды правил», которые разрабатываются, – все они делаются с учетом гармонизации нашей отечественной нормативной базы с европейской нормативной базой. За основу берется прежде всего сотрудничество России с Европой.

– Нельзя ли подробнее рассказать о задачах возглавляемого Вами Союза?

– Основная задача нашего Союза – собрать, объединить имеющийся интеллектуальный потенциал всех сохранившихся российских проектных организаций с тем, чтобы принять участие в подготовке нормативной базы, совершенствовать, развивать технологии проектирования с применением самого современного программного обеспечения. И мы добиваемся поставленных перед собой целей. Жизнь показывает, что эта работа очень востребована. В том числе – по линии вступления нашей страны в ВТО. В противном случае мы не сможем противостоять той конкуренции, которая неизбежна после этого шага.

– Ваше отношение к саморегулированию в строительной отрасли? Как она отреагировала на это нововведение? Сбудутся ли надежды, возлагаемые на СР О?

– Жизнь сама покажет. Отношение к саморегулированию самое положительное, потому что идет процесс становления гражданского общества, и государство максимальное количество функций, которое ему не свойственно, передает этому институту, включающему и профессиональные сообщества. Поэтому их задача – взять груз ответственности за то, что решается внутри СРО, перед обществом в целом. За надежность в строительстве, за архитектурный облик городов, гармоничность и т.д. Но работа, которую всем нам предстоит проделать, колоссальная.

– Что в первую очередь влияет на качество и надежность в строительстве?

– Остановлюсь на самой слабой, на мой взгляд, позиции – это квалификация работников. У нас и кадров недостаточно, и система их подготовки в полуразрушенном состоянии. В инженерном отношении мы резко сдали свои позиции, если сравнивать с качеством обучения в советские годы. Поднять, воссоздать этот уровень – еще одна важная задача нашего Союза.
Другая проблема – непосредственно технологии в проектировании, строительстве, производстве материалов и конструкций. И хотя мы отстаем, не все здесь так страшно, как может показаться на первый взгляд. Процесс все же идет в сторону улучшения, поскольку мы работаем в реальном секторе экономики и видим, что происходит в отрасли. Но сделать предстоит еще очень много.

– Ваша оценка перспектив развития технологий защиты бетонов? Какое место Вы бы отвели проникающей гидроизоляции Пенетрон?

– Таких технологий существует достаточно много. При этом могу с уверенностью сказать, что проникающая гидроизоляция – одна из самых перспективных, потому что решает проблему в буквальном смысле не поверхностно, а глубинно, т.е. кардинально. И при этом еще усиливает ряд свойств бетонных и железобетонных конструкций. Мы думаем, что накопленный опыт
применения материалов системы «Пенетрон» – это только первые страницы большого будущего проникающей гидроизоляции.

– Какие проекты ведет сейчас возглавляемый Вами институт?

– Институт заканчивает работы по такому очень интересному многофункциональному жилому объекту,
как «Пирамида», спроектированному итальянским архитектором Маретти. Еще одна тема – крупный промышленный узел в Краснодарском крае, который будет обеспечивать строительство олимпийских сооружений в Сочи. К ним следует добавить проекты «Москва-Сити», гостиничного комплекса Шереметьево-2 и другие.



Вопросы задавал
Алексей КОРЯГИН
Публикацию подготовил
Владимир ТРУСОВ





Сотрудничество
Полное или частичное копирование материалов сайта допускается только при наличии гиперссылки на первоисточник:
ООО Пенетрон-Москва - www.penetron-moscow.ru
 Разработка и поддержка сайта - S1pro  |  All Rights Reserved